HR, карьера, профориентация (hr) wrote,
HR, карьера, профориентация
hr

«Понаехавшие»: плюсы и минусы трудовой миграции



Никто не знает, сколько мигрантов находится в России. Политика РФ в отношении гастарбайтеров не последовательна.

В России живут и работают предположительно около 12 млн трудовых мигрантов, 70% которых планируют остаться здесь. Главная проблема при подсчете трудовых мигрантов в России – отсутствие внятной статистики. Очень ярко это иллюстрирует казус с украинскими трудовыми мигрантами. Раньше в нашей стране их не учитывали, поскольку для граждан Украины действовали правила «90 суток без регистрации». Многие приезжали в Россию, работали эти 90 дней, затем выезжали за границу на пару дней, после чего возвращались работать. В итоге специалисты сошлись на том, что в стране «примерно один миллион украинцев». Однако после того, как в январе 2014 года вступило в силу так называемое «правило 90/180» (согласно этому правилу, граждане безвизовых стран могут легально находиться в России 90 дней, затем должны выехать за пределы страны и приехать повторно можно через 90 дней), выяснилось, что в России больше 3,5 млн человек с украинским гражданством, причем многие из них успели обзавестись семьями.

С 1989 по 2015 год, по данным Росстата, Российскую Федерацию покинуло около 4,5 млн человек. Однако в докладе «Эмиграция из России в конце ХХ – начале ХХI века», подготовленного для «Комитета гражданских инициатив», доктор экономических наук Ольга Воробьева и кандидат экономических наук Александр Гребенюк ставят эти данные под сомнения и рекомендуют «корректировать их в три-четыре раза в сторону увеличения». Бывший замдиректора ФМС России, президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин подтверждает – по их данным из страны за это время выехали приблизительно 12 млн человек. И поскольку природа пустоты не терпит, то примерно столько же в России сейчас трудовых мигрантов.

Откуда едут
По данным Мирового банка, Россия входит в десятку ведущих стран назначения миграции, как и Соединенные Штаты, Саудовская Аравия, Германия, Объединенные Арабские Эмираты, Великобритания, Франция, Канада, Испания и Австралия. По их же подсчетам в 2014 году мигранты перевели из России $33 млрд – страна была в тройке крупнейших источников денежных переводов в мире, уступая только Соединенным штатам и Саудовской Аравии. Позже ситуация с финансами изменилась, сказалось практически двукратное падение курса рубля, но факт очевиден – Россия была и остается одним из крупнейших мировых реципиентов трудовых мигрантов.

Основной поток идет из стран постсоветского пространства, за исключением Прибалтики. В 2015 году существовало расхожее мнение, что потоки мигрантов резко снизились из-за падения рубля. Однако спустя два года можно с уверенностью сказать, что это не так. Тогда количество приезжающих мигрантов просело из-за ряда законодательных инициатив: взамен квотирования появилась патентная система и теперь для безвизовых иностранных граждан, если они хотят работать в России, необходимы трудовые патенты, а годом ранее ввели вышеупомянутое «правило 90/180». Никто не понимал, насколько строго работает эта система, поэтому решили переждать.

Со временем стало ясно, что система не столь сурова, как могла быть. Например, из 2 млн трудовых мигрантов, живущих в Москве, на сегодняшний день трудовые патенты получили чуть больше 417 тыс. человек. Даже если взять в расчет, что из этих двух миллионов 380 тысяч граждан Евразийского экономического сообщества не должны оформлять патенты, все равно необходимое разрешение для работы в столице получили 32,8% мигрантов, лишь каждый третий. Поэтому уже к концу 2014 года показатели миграционной активности начали возвращаться на прежний уровень.

Сейчас поток трудовых мигрантов растет и все дело в демографии. Например, в прошлом году годовой прирост населения в Узбекистане составил более полумиллиона человек. Всего по итогам 2016 года в стране родились 726,8 тыс. детей и было зарегистрировано 154,5 тыс. смертей. Узбекистан и Украина – основные поставщики трудовых мигрантов в Россию. Причем узбекские рабочие до падения рубля отправляли в свою страну, по подсчетам журналистов РБК, примерно 12% от общего ВВП страны, правда в 2015 году эта цифра снизилась до 5%. Многие украинские трудовые мигранты после кризисных событий на Востоке Украины стали перевозить в Россию семьи из районов, где шли боевые действия. Дальше в порядке убывания идут следующие страны: Таджикистан, Белоруссия, Кыргызстан, Молдова, Азербайджан, Армения. Немало трудовых мигрантов из Северной Кореи – 32 тысячи человек.

Кто едет: «старое» и «новое» поколения
Большая часть мигрантов останавливаются в двух столицах и близлежащих регионах: в Москве, Санкт-Петербурге, Ленинградской и Московской областях работают более 50%. Также они предпочитают селиться в регионах, которые сейчас активно развиваются и привлекают инвестиции. Среди них Екатеринбург, Самарская и Калужская области, Ханты-Мансийский автономный округ и Краснодарский край.

Поток трудовых мигрантов условно делят на два типа. Поначалу работать в Россию ехали специалисты, воспитанные советской системой образования. Это были люди со средним специальным и высшим образованием. Тогда на низкооплачиваемых должностях нередко можно было встретить высокообразованных специалистов. Председатель комитета «Гражданское содействие» (общественная благотворительная организация помощи беженцам и мигрантам) Светлана Ганнушкина рассказывает, что она знала двух кандидатов филологических наук из Узбекистана, работавших дворниками. По оценкам специалистов, таких среди трудовых мигрантов около 30%. Еще 40% – это люди с начальным профессиональным и средним образованием. Оставшиеся 30%, это представители так называемого «нового поколения», которое в ближайшее время будет все активнее пополнять ряды разнорабочих в стране.

После того, как образованные люди, приехавшие в Россию из стран бывшего СССР, были вынуждены идти на низкооплачиваемую работу, стало понятно, что для работы здесь не нужны специальные знания, следовательно, нет смысла тратить время в учебных заведениях. Поэтому большая часть вновь прибывающих трудовых мигрантов имеет в лучшем случае законченное школьное образование и плохо говорит на русском языке (или вовсе его не знает). Их и принято называть «новым поколением». При этом в докладе «Эмиграция из России в конце ХХ – начале ХХI века» отмечают, что по данным официальной российской и зарубежной статистики, эмиграционный поток уезжающих из страны «имеет высокие показатели качества человеческого капитала – высокий образовательный и профессиональный уровень, молодой возрастной состав».

Как интегрируются
Если вкратце, то интеграция мигрантов, пожелавших остаться в России, на государственном уровне совершенно не налажена. В фонде «Миграция XXI век» рассказали историю Александры Волковой, чья семья еще во времена СССР переехала в Узбекистан из-за бабушкиного заболевания. С 2012 года Александра живет в Самарской области, закончила местный ВУЗ, получила диплом, после чего начались проблемы. «Я хотела получить разрешение на работу для специалиста, но выяснилось, что для этого нужно иметь большую официальную заработную плату», – пишет девушка в своем письме. По ее словам, ей не удалось получить ни разрешение на временное проживание, ни российский паспорт. «У меня есть все возможные документы, но нет паспорта и возможности месяцами обивать пороги местных ФМС», – заключает Александра.

Главная проблема интеграции в том, что сейчас ею никто не занимается, а главный институт для работы с мигрантами – полиция, которая по своей природе скорее репрессивно-карательный орган, чем агентство социальной поддержки.

Светлана Ганнушкина уверяет, что ситуация с интеграцией мигрантов, которая и раньше была не очень хорошей, изменилась в худшую сторону после указа президента №156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции», подписанном в 2016 году. Согласно ему в состав МВД вошли Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба. «И если для ФСКН переход в состав МВД был до некоторой степени естественным, этого нельзя сказать о ФМС. У ФМС имелись такие функции, как предоставление убежища, прием и размещение ищущих убежища лиц, интеграция мигрантов и беженцев, а также организация трудовой деятельности иностранцев. Очевидно, что теперь, когда миграционными проблемами займутся в МВД, акценты миграционной политики сместятся на борьбу с нелегальной миграцией», – говорит правозащитница. Кроме того, этот указ по ее словам полностью разрушил систему управления миграцией, потому что теперь руководители миграционных органов на местах непосредственно подчиняются не ФМС, а местным полицейским. Причем в истории страны уже было нечто подобное – в 2001 году миграцию отдавали на откуп МВД, но позже это решение назвали неправильным.

При этом после перехода функций миграционной службы к полиции права мигрантов стали нарушать в четыре раза чаще. Исполнительный директор международной некоммерческой организации «Тонг Жахони» Валентина Чупик рассказала, что к ним в год обращаются 15 тыс. пострадавших мигрантов. И 75,1% пострадавших испытывают проблемы с государственными органами, по большей части это незаконное задержание полиции и произвол со стороны полицейских. Причем охотнее задерживают граждан России кыргызстанского происхождения, чем граждан Молдовы или Украины. В условиях, когда в стране практически нет гражданского общества, в том числе местных сообществ в регионах, трудовые мигранты, которые приезжают в страну, зависят только от работодателя и полиции.

Прогноз на будущее: возможно, будет хуже
Кроме России на территории бывшего СССР есть лишь один реципиент, Казахстан, на территории которого работают около 2 млн трудовых мигрантов. В ближайшем будущем ситуация с мигрантами вряд ли изменится. Будет постепенно расти поток низкоквалифицированной рабочей силы. Единственная возможная перемена – украинские мигранты переориентируются на работу в Европе. Но здесь многое зависит от позиции Евросоюза и его готовности к подобному сценарию.

По очевидным причинам нужно упомянуть, влияет ли этот поток трудовых мигрантов на уровень террористической угрозы стране. Есть расхожее мнение, что террористы проникают в страну вместе с мигрантами. Однако все опрошенные нами эксперты этот тезис не подтверждают – большинство терактов в стране совершают люди, рожденные и выросшие в России, поскольку терроризм – явление идеологическое, а не социальное. Но есть сценарий, при котором возможен рост криминогенной обстановки.

Вячеслав Поставнин уверен, что неумелая интеграция трудовых мигрантов, которую отдали на откуп полиции, периодически может приводить к вспышкам конфликта, подобным той, что была 13 октября 2013 года в Западном Бирюлево. «Все будет зависеть от социально-экономического положения в стране, – говорит президент фонда «Миграция XXI век». – Если будет работа и оплата, то все будет идти своим чередом. Но если денег не станет, могут возникнуть проблемы – интеграцией этих людей в наше общество никто не занимается, они живут отдельно. А возвращаться трудовым мигрантам некуда, примерно 70% из них хотят остаться здесь, где есть хоть какие-то перспективы».


Источник: http://www.e-xecutive.ru/finance/novosti-ekonomiki/1987007-ponaehavshie-plusy-i-minusy-trudovoi-migratsii

Tags: #трудовыеотношения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments